Дыхание времени

эссе

«Срываю вереск, осень мертва.

На земле, ты должна понять,

Мы не встретимся больше.

Шуршит трава. Аромат увядания.

Осень мертва. Но встречи я буду ждать!»

Г. Аполлинер. Прощание.



Поздняя осень. Португалия. Берег океана. Ощущение безграничности и покоя проникает в душу, наполняя её восторгом, умилением и не вполне понятной истомой. Далеко за горизонтом Америка…

Так же вот стоял и любовался. Только давно это было. И океан был другой, а Америка – рукой подать, за Беринговым проливом. То была самая восточная точка Евроазии – мыс Дежнёва. Рядом бухта Провидения…

Теперь – западная – Кабо да Рока! Поблизости Лиссабон. В переводе «бухта Благоденствия». Что-то здесь есть мистическое… Между «Провидением», по сути, в начале самостоятельной жизни и «Благоденствием» сегодня почти полвека бурного бытия и половина этого времени – эпоха перемен. Кажется, чего проще! Садись в самолёт: Провидения – Анадырь – Москва – Лиссабон, так за солнцем и лети себе…

Даже не заметишь. Как один миг! Время в полёте такое же, как и разница во времени – двенадцать часов…

Нет! Тут всё как-то само случилось. Или Судьба распорядилась? Не сразу, конечно, минуя целый пласт спрессованного времени – долгий путь духовного поиска. Этакий «Серединный путь» Будды. Особенно в девяностые! Шаг в сторону – пропасть! Не ломать преграды на своём пути, а «немедленно ждать», не уменьшая количество возможностей. Это чем-то напоминает серфинг. Там тоже нужно удержаться на вершине волны, постоянно чувствовать всё вокруг: прибой, порывы ветра, брызги и, конечно, самого себя… Если это удаётся, – значит, ты владеешь некой Тайной, и – легко скользишь по волне жизни…

Замечу, и сегодня, и тогда, не открытые воды, а именно бухты – защищённый от волн приют души. Понятно, почему. Потому, что только в уединении проясняются и Благоденствие, и Провидение.

Триста миллионов лет назад разделились две тектонических плиты. Целый континент отошёл… Северная Америка. На краю старого Света виден лишь обнажившийся скол земли – свидетель того природного сдвига. Учёные говорят: «Соединятся потом… Чуть развернутся, но обязательно соединятся». Когда только? Два сантиметра в год! Опять миллионы лет? Однако, если вдруг что-то внешнее и очень мощное повлияет… Тогда всё может случиться очень даже быстро. Правда, в таком случае плиты, как и люди, не успевают привыкнуть друг к другу и, «больно» притирась, образуют новые горы. Где-то здесь, в Португалии, на прибрежной равнине в низовьях реки Тежу и появятся…

Мир так придуман. Всё может быть!

Осенью на берегу океана это чувствуешь особенно! Рядом с тобой творится чудо. Видишь дальше и глубже. Разгневанная, вспенившаяся волна, подобравшись к берегу, гаснет и растекается по песку. Тонкая водяная плёнка соскальзывает обратно в океан, будто в сказке оставляя на берегу совсем безобидную, уже ненужную белую воздушную пену. Одно мгновение на мокром песке видятся летящие облака и успевают порезвиться слабые лучики уходящего дня. Вдаль и вширь вдоль скола земли на многие километры тянутся дюны и гладь воды. Перед закатом они незаметно переходят друг в друга и, кажется, что ты уже где-то там, далеко-далеко, по ещё сверкающей дорожке на поверхности океана несёшься за солнцем и пытаешься его удержать.

Закат это, пожалуй, единственное явление природы, которое позволяет видеть Время. Не только чувствовать, как символ наступления Нового года или очередного Дня рождения, но и реально увидеть. Причём, увидеть по разному и каждому по своему, всегда сквозь личные переживания, как истинное произведение искусства. Конечно, есть ещё движение светила по небосклону… Но здесь нет зримой утраты, нет естественной грусти по уходящему дню, по проводам Солнца за горизонт…

Самая большая печаль – чувствовать и, тем более, видеть его необратимое течение времени из прошлого в будущее. Все грустные мысли и чувства ничто по сравнению с этой общей для всех утратой. Они просто гасятся одной огромной, общей для всех эмоцией. Наверное, потому и сказал писатель: «Когда тебе грустно, хорошо смотреть, как садится солнце».

Восход  тоже красив, но, ведь, новый день только начинается. А Время особенно ценится, когда его мало. Оно никогда не приходит – только уходит!

Увы! Рано или поздно всё, что мы хотим удержать или сохранить, шатается, рвётся, утекает сквозь пальцы. Но именно это хрупкое непостоянство делает нашу жизнь такой необыкновенной! Красивой, как уходящий день! Каждый его закат по-своему прекрасен.

Хоть и сказал Вийон ещё полтысячи лет назад: «…Не придумано аркана, чтоб удержать мгновений бег», но так хочется остановить время и насладиться иллюзией ещё не развеянных мечтаний!

Вдруг сразу вспомнились Арктика, комсомольская юность, щемящая музыка Зацепина к фильму «Красная палатка»… Оглянулся  – нет рядом свежей кромки льда, запирающей выход домой из моря Бофорта. Нет заснеженных вершин Чукотки и Аляски, разделённых Беринговым проливом со скалой «Прощай» посередине… Почему-то вдруг под Лиссабоном, а не в Шепетовке оказалась та самая, «корчагинская» узкоколейка! Вдоль всего берега протянулась. Узенькая такая! С одной единственной стрелкой под номером «13». Будто неймётся кому-то. Катает туда-сюда вдоль скола материка беспечно загорающих, как бы напоминая о трагедии «природного сдвига»… И о том, что сдвиг этот не только в прибрежных скалах, но и в душе каждого.

Мы, ведь, даже не замечаем, как бредём куда-то в пропасть. Неуёмно увеличиваем свои притязания и сокращаем ценности, мало читаем и, общаясь смайликами и «иконками», отрезаем себя друг от друга, боимся любить и слишком часто ненавидим. Знаем, как выжить, но не знаем, как жить. Не поспеваем за реальностью…

А Она тотчас жестокой оплеухой всё расставляет по своим местам. Вот уже Солнечная система начинает выходить из тёмного рукава нашей Галактики в зону с другими энергиями. Вспышки на Солнце и магнитные бури ускоряют «пульс планеты» – резонансы Шумана… Одновременно резкие, дикие социальные перемены накапливают в нас страх, обиду и раздражение. Гаснет тепло души. Она становится колючей, застывшей, её дыхание уже не поспевает за «волной Шумана» – своеобразным «ритмом жизни» планеты.  И за это Земля медленно, незримо, но неотвратимо отторгает нас, уводя от яви ко сну. Мы становимся лишними и беспомощными, как ненужная пена прибоя…

ххх

Здесь повсюду цветёт вереск! А хвойный лес, как везде, одинаково мокрый после ночного дождя. Пар от него виднее в солнечных лучах, насквозь пронзающих густые ветви елей и сосен. Он рождается, быстро исчезает, потом снова накрывает длинные зелёные иглы прозрачной вуалью. Удивительное ощущение! Всё вокруг нежное и живое. Будто это то самое учащённое дыхание Земли… А на нижних лапах елей хрупкие паутинки. Их много. Прикоснёшься, – и они рассыпаются блестящими на солнце брызгами, окропляя ярко-лиловые цветы вереска.

Пройдёт год, потом другой… Время унесёт с собой и плохое, и хорошее, оставляя лишь ненужную пену на берегу. На месте сорванного стебля вереска обязательно появятся новые побеги, и жизнь вновь расцветёт красками густых соцветий – лилово-розовых, пурпурных, белых, золотистых. А пока… Быстротечная река жизни – поток невосполнимых утрат, преходящих радостей, остывших страстей – на глазах превращается в лавину бытия с неповторимым колоритом, глубиной и драматизмом. Будто природа сама спорит и с Шуманом, и с Аполлинером…

Как-же быстротечно время! Ещё вчера «сегодня» было «завтра»…

В Рождество пойдём с любимым пёсиком на берег океана к той самой узкоколейке. И, «чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы…» вспомним былое и попрощаемся ещё с одним днём.

Сколько солнц позади, сколько дней!